АТЕИСТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

В свете постановления ЦК КПСС «Об усилении идеологической, политико-воспитательной работы» от 26 апреля 1979 года особое значение приобретает участие экскурсоводов в формировании коммунистического, научно-материалистического мировоззрения у советских людей.

На современном этапе общественного развития идеологическая борьба приобрела исключительно важное значение. В последнее время в буржуазной пропаганде постоянно увеличивается количество религиозных и церковных материалов, в которых авторы хотят показать «позитивный» вклад церкви в развитие общества, «благотворное» влияние религии и церкви на развитие государственности. Более того, буржуазные идеологи выдвигают теорию, по которой вся культура древней Руси создана церковью.

Спецификой материала нашего музея определяется исключи­тельная роль антирелигиозной пропаганды. В этом плане наша главная задача состоит в том, чтобы раскрыть реакционную роль церкви в истории России и развенчать одну из моднейших теорий современного православия о том, что вся материальная культура древней Руси создана церковью. Показывая памятники древнерусской культуры, наши экскурсоводы отмечают их непреходящую ценность как произведений материальной и духовной культуры нашего народа, в то же время раскрывают ту роль, которую они играли в прошлом как предметы культа.

Настоящая работа ставит своей целью обобщить опыт атеистического воспитания широких масс туристов, накопленный сотрудниками Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Общеизвестно, что современная буржуазная пропаганда приукрашивает социальную и историческую роль религии, абсолютизирует ее как вневременной идеологический комплекс, развивающийся отдельно от исторических явлений и оказывающий на них громадное влияние.

Материалы суздальских экспозиций, практика экскурсионной работы показывают, что в музее накоплен определенный опыт работы в подаче такого исторического материала, в котором ведется доказательная критика роли религии и церкви в историческом процессе.

Так, чем же объясняется и каким было то громадное влияние, которое имели религия и церковь во всех областях политической и культурной жизни классового общества? Влияние религиозной идеологии тем выше, чем более данная религиозная идеология подходит для нужд определенной общественно-экономической формации. Расцвет христианства в период феодализма объясняется тем, что именно в это время стала актуальной задача духовного закабаления людей, уже не рабов, а свободных.

Рассказывая о принятии христианства на Руси, насаждении его огнем и мечом в X-XI вв., экскурсоводы подчеркивают, что формирующийся класс феодалов нуждался в такой религии как в эффективном средстве духовного закабаления людей, освящения феодальных привилегий.

С этих позиций освещаются факты ранней истории Суздаля: развитие феодальных отношений, связанное с распространением христианства в крае; первые восстания 1024 г. и 1071 г., носящие антихристианский характер; основание первых монастырей Дмитриевского, Введенского, Козьмодемьянского в 11-12 вв. как проводников христианской религии и в то же время опоры великокняжеской власти; строительство первого каменного собора в Суздале при Владимире Мономахе в целях укрепления молодой христианской веры в крае и позиций великокняжеской власти.

Исторические памятники Суздаля дают богатый материал для характеристики русской православной церкви не только как органа идеологического воздействия, но и как части господствующего класса.

Материалы исторической экспозиции и выставки по истории Покровского монастыря: жалованные грамоты на земельные владения, описи имущества Покровского монастыря и Архиерейского дома, карты земельных владений - дают богатый материал для характеристики церкви и монастырей как крупных феодалов.

Так, в экскурсиях дается подробная социально-экономическая характеристика Архиерейского дома, Покровского и Спасо-Евфимиевского монастырей в названных экспозициях и при показе архитектурных памятников. Например, в начале экскурсии по Спасо-Евфимиевскому монастырю экскурсоводы сообщают, что монастырь был одним из крупнейших феодалов па Руси. Уже в 16 веке он занимал пятое место по числу крестьянских дворов среди духовных феодалов. В 17 веке на 200 человек монашествующей братии в вотчинах монастыря трудилось свыше 10 тысяч чело­век крепостных крестьян только мужского пола. Монастырю принадлежало свыше 22 тыс. десятин пахотной земли, такие крупные торговые села, как село Рождественское и село Горбатово (теперь города Ковров и Горбатов), громадные рыбные угодья на реке Волге, на Оке, Каменке; бобровые гоны, соляные варницы; торгово-ремесленная слобода под стенами монастыря, где в 17 ве­ке было около 170 дворов ремесленников самых разных специальностей.

Свидетельством богатства монастыря является самый большой в городе каменный архитектурный ансамбль 16-17в.в. Уже в 16 в. на территории монастыря было 5 каменных зданий (Спасо-Преображенский собор, трапезная с Успенской церковью, «церковь под колоколы», Святые ворота с надвратною церковью, кельи настоятеля).

От 17 в. в монастыре сохранился целый комплекс жилых построек, само строительство которых на Руси до 18 в. было ярким свидетельством экономической мощи владельца. Каменная постройка в 17 в. стоила в 16 раз дороже деревянной.

На территории теперешнего сада в 17 в. существовал комплекс каменных и деревянных хозяйственных построек, один перечень которых займет немалое место: кузницы, каретные сараи, амбары, хлебни и т. д.

Крепостные стены монастыря протяженностью в 1200 метров были построены в небольшой срок - 3 года, что тоже говорит о больших экономических возможностях монастыря.

Экскурсоводы раскрывают причины роста земельных владений монастырей в 14-15 в.в., рассказывают о способах увеличения монастырских богатств.

Дореволюционная и современная церковная литература прославляет русскую православную церковь и ее деятелей 14-15 в.в. как борцов против татаро-монгольского ига и опору московских князей в деле создания централизованного Русского государства.

Материалы суздальских экспозиций позволяют развенчать эту теорию и раскрыть истинную роль церкви в 13-15 в.в. Экскурсоводы рассказывают о том, что сдавшийся на милость победителя Ризположенский монастырь не был разрушен татарами. Монголо-татарские ханы предоставили русскому духовенству целый ряд привилегий, освободили церковь от уплаты дани, стремясь заручиться ее поддержкой. Церковью была разработана теория, что татаро-монгольское иго - божья кара за грехи людей, что должно было призывать терпеливо сносить иго. Покорности врагу учила и теория «вся власть от бога».

Когда же трудом русского народа к 14 веку были созданы социально-экономические предпосылки для борьбы против татаро-монгольского ига, когда московское княжество становится одним из самых сильных, тогда и церковь начинает поддерживать московских князей. С 15 века с ростом могущества московского княжества увеличиваются пожалования московских князей церкви. Рост земельных владений церкви и монастырей в 14-15 в.в. объясняется стремлением московских князей заручиться поддержкой церкви. В свою очередь, растущие владения церкви заставили ее владык поддерживать политику московских князей, так как дальнейшее развитие монастырского хозяйства возможно было только в едином государстве: распри, феодальные границы мешали развитию торговли, мешали росту богатства монастырей.

Материалы исторической экспозиции и экспозиции по истории Покровского монастыря дают возможность экскурсоводу показать, что к 16 в. церковь была настолько могущественной организацией, что реально претендовала на главенствующую роль в государстве, отстаивая свои земельные владения. С этой позиции излагается в экскурсии борьба нестяжателей и иосифлян. Местные монастыри выступали на стороне иосифлян. Историю второго брака Василия III, одобрение митрополитом Даниилом развода с Соломонией Сабуровой экскурсоводы приводят как пример поддержки церковью власти государя, имевшей целью предотвратить процесс секуляризации церковных земель. Ссылка первой жены Петра I в Покровский монастырь дает возможность показать, как церковь, недовольная прогрессивными реформами Петра I, выступала против государственной власти, суздальское духовенство группировалось вокруг бывшей царицы Евдокии Лопухиной.

Экскурсоводы отмечают, что церковники были жестокими крепостниками. Для этого используются материалы экспозиций: копии миниатюр 16 в. «Работа крестьян на монастырь», подробнейшая монастырская инструкция о повинностях кре­постных Покровского монастыря, перечень «пошлин и штрафов», челобитная суздальских посадских людей, грамота митрополита Иллариона «смирять крестьян без пощады», списки беглых крестьян.

Особое значение в раскрытии роли церкви как орудия классового угнетения имеет материал по тюрьме Спасо-Евфимиевского монастыря. В 18 в. монастырь получает полицейские функции. В 1767 г. на его территории открывается арестантское отделение. Комендантом тюрьмы был настоятель монастыря, совместивший, по выражению Герцена, «милосердное ремесло с обязанностями жандарма». Противников крепостнического строя и официальной церкви в тюрьме подвергали инквизиторским пыткам. Само существование тюрьмы монастырь превратил в источник наживы. Известен документ, где настоятель пишет, что готов дать взятку «хоть тысячу рублей», лишь бы избежать ревизии. Заточение в монастырскую тюрьму людей, не­угодных церкви, опасных для господствующих классов - яркое свидетельство реакционной деятельности церкви в истории нашего народа.

Как показывает практика, монастырский быт, условия жизни монахов живо интересуют туристов. Раскрывая эти темы при посещении Покровского монастыря, при показе выставки памятников белошвейного ремесла и интерьеров монашеских келий, экскурсоводы останавливают внимание туристов на двух положениях: 1. Ложность христианской морали, уводившей людей в монастырь. 2. Невозможность преодоления социального неравенства внутри монастырских общин.

Христианская мораль утверждает, что единственный путь к добродетели - аскетизм. Призыв к аскетизму здесь, в земной жизни, примирял людей со страданиями и бедностью, призывал к терпению и покорности, отвлекая от мысли об улучшении жизни, заставлял надеяться на «рай небесный». Но человеческие страдания, социальная изоляция, безбрачие, всяческие лишения не могут считаться естественным состоянием человека.

Социальное неравенство не исчезало за стенами монастыря. Так, в аристократический Покровский монастырь до конца 17 века не постригали женщин посадских сословий. Кельи были собственностью монастыря. Постригаясь, женщина должна была купить у монастырского совета келью или место в ней. Ке­лейные места и кельи в 18 в. стоили от 100 до 800 рублей (в 18 в. - 800 руб. - сумма, достаточная для постройки каменной церкви).

Неимущие или малоимущие должны были десятки лет работать на монастырских огородах, на скотных дворах, чтобы скопить сумму, необходимую для «вклада». Восстановленные по монастырским описям и воспоминаниям старожилов интерьеры келий монахини высшего монастырского чина и послушницы, прислуживающей ей, являются наглядным отражением социального неравенства в монастырях.

Показывая реликвии местной церкви - гробницы суздальских святых, экскурсоводы рассказывают о создании пантеона русских святых в 16 в., о фальсификации их мощей, фабрикации фальшивых реликвий местными церковными властями с целью укрепления авторитета церкви и обогащения ее.

Показывая памятники архитектуры и художественные экспозиции Суздаля, экскурсоводы дают научно аргументированные объяснения той исторической обстановки, в которой было создано то или иное произведение искусства, рассказывают, как использовались церковью памятники искусства в целях рели­гиозной пропаганды и укрепления позиций господствующих классов, отмечают использование церковью достижений дохристианской культуры и народного искусства.

Во вступительной беседе экскурсовод дает краткую справку о характере древнерусского искусства, отмечает, что в нем нашли свое отражение ум, талант нашего народа, гуманистические идеалы, подчеркивает, что художественная, историчес­кая ценность памятников древнерусского искусства огромна. Советское государство с первых лет своего существования провозгласило политику сохранения культурного наследия, в том числе и культовых памятников.

Развивая тему советской реставрации памятников, экскурсовод отмечает факты неуважительного отношения церкви к памятникам культуры. В 1912 году журнал «Старые годы» писал: «Давно уже стало общеизвестной и печальной истиной, что нет более невежественных врагов наших памятников старины и искусства, чем большая часть нашего духовенства». Так, рассказывая о Спасо-Преображенском соборе 16 в., экскурсоводы указывают на искажение его облика в 18-19 вв., запись наружных фресок Гурия Никитина и Силы Савина, закладку кирпичом фресок на фасаде. Подобные примеры приво­дятся в экскурсии буквально по каждому памятнику.

Показывая исторически сложившийся комплекс произведений древнерусского искусства интерьер Рождественского собора, экскурсоводы отмечают его историческую и художественную ценность, использование произведений искусства в целях религиозной пропаганды; отмечают, что в создании интерьеров церквей древнерусские мастера достигли совершенства - здесь каждое произведение искусства воспринимается гармонически со всем комплексом, но в 19 в. гармония была разрушена. Здесь же отмечается, что церковь стесняла свободу творчества художника, запрещала определенные виды искусств: скульптуру, инструментальную музыку, театр. Экскурсоводы подчеркивают, что открытие древнерусской живописи - это заслуга советской науки, так как закрытая позднейшими поновлениями монументальная и станковая живопись была недоступна для изучения специалистам. Рядовой же верующий поклонялся иконе, как идолу, эстетического наслаждения он получить не мог, его приучили видеть, что изображено, а не как изображено. Язык искусства для него был недоступен. Показывая живопись в соборе и экспозиции, экскурсоводы отмечают, как использовалось искусство для пропаганды религиозно-нравственных догм и идей, необходимых для укрепления власти феодалов. Так, само размещение людей в церкви отражало их социальное положение: знать - на хорах, простой люд - внизу. Схема монументальной росписи в храме, иконостас являются отражением земной иерархии. Установление новых праздников (например, Покрова Андреем Боголюбским), введение пышных служб в 17 в., церковные легенды, освящающие то или иное событие, вызваны политическими требованиями определенной эпохи.

Так, например, показывая на Златых вратах Рождественского собора самое раннее изображение праздника Покрова, экскурсоводы объясняют, что по замыслу Андрея Боголюбского праздник должен был означать особое покровительство богородицы Владимирской земле, избранность владимирских князей, законность их великодержавных притязаний.

В этом плане трактуется и легенда о выборе места для резиденции Юрия Долгорукого, и история написания иконы «Богоматерь Максимовская». Творческая свобода ограничивалась заказом и строгими рамками канона. Композиция иконы была строго задана, даже цвет одежд диктовался каноном. В середине 17 в. было запрещено строительство шатровых церквей.

Регламентируя развитие искусства, стесняя свободу творчества, запрещая определенные виды искусства, церковь тем самым мешала развитию национальной культуры, обедняла наше культурное наследие. Экскурсоводы отмечают также использование церковью достижений дохристианской культуры (образцом для первых христианских храмов послужили здания римского суда) и достижений народного творчества: проникновение элементов деревянного зодчества в культовую архитектуру, народную форму культовой утвари и т. д.

Подробно вопросы атеистической пропаганды разработаны в специальных методических материалах, кроме того методическая разработка по каждой экспозиции содержит в себе указания, как использовать материал для атеистической пропаганды.

При цитировании статьи пожалуйста ссылайтесь на www.molitv.net

Возможно вам будут интересны также и другие тексты для атеистов в СССР