СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ ЦЕРКОВНЫХ ЗЕМЕЛЬ

Вопрос о церковных землях возник еще на рубеже XV и XVI веков, но только в XVIII столетии он получил свое окончательное решение. Только в этом столетии государству удается целиком та задача, которая была поставлена еще в эпоху Ивана III. Ликвидацией крупного церковного землевладения завершился длительный процесс борьбы государства и церкви за землю. То обстоятельство, что это произошло именно в XVIII веке - отнюдь не случайно. К указанному времени торговый капитализм сделал очень крупные успехи, а такая форма земельных прав, которая существовала в отношении церковного землевладения, не мирилась с развитым торговым капитализмом. Основная тенденция последнего заключается в превращении всех вещей, в том числе и земли - в товар. Этой тенденции вполне удовлетворяла та реформа земельной собственности, которая произошла в течение 1-й половины XVIII века и которая освободила земельную собственность от тяготевшей над ней зависимости от государства. Между тем церковные земли вследствие особой природы церковного землевладения были не отчуждаемы. Церковь могла только приобретать землю, но не вправе была ее отчуждать каким бы то ни было путем.

Помимо этой общей причины ликвидации крупного церковного землевладения, были и причины более частного порядка. Земельная политика России слагалась под влиянием дворянских интересов. Дворянство всеми мерами стремилось к расширению своих земельных владений. Между тем, свободные земли центральной России были исчерпаны. Получение же земель на окраинах не всегда представлялось удобным. Поэтому дворянство полагало, что отобрание церковных земель и крестьян создаст тот фонд, за счет которого можно будет произвести дальнейшее расширение площади дворянского землевладения.

Однако, правящие лица еще долго не решались нарушить тот союз, который образовался между государством и церковью. Только во 2-й половине XVIII века объективные усилия оказались сильнее. После ряда колебаний, в 1762 году при Петре III был издан указ, суть которого сводилась к следующему. Для управления церковными вотчинами была создана Коллегия экономии. Для непосредственного надзора за вотчинами во все имения посылались специальные офицеры с надлежащими инструкциями. Вместе с тем категорически предписывалось отрешить от управления всех лиц духовного звания. Вместо всех прежних повинностей крестьяне церковных имений обязывались платить рублевый оброк сверх семигривенного подушного оклада. В пользовании крестьян оставалась вся та земля, которую они пахали на церковных вотчинников. Земля же, которая и раньше не находилась в их пользовании, а равно мельницы, различные угодья надлежало отдавать на оброк желающим. Полученные указанными путями суммы должны были поступать в распоряжение Коллегии экономии. Все начатые до указа дела об излишнем отягощении крестьян должны были прекратиться, однако все поборы, взятые управителями неправильно, надлежало возвратить крестьянам немедленно.

Между тем, действие этого указа было непродолжительным. Исключительность обстановки, в которой произошел захват власти Екатериной II, заставил царицу пойти на «военную хитрость». Она признала секуляризацию мерой весьма необдуманной и отменила указ 1762 года, возвратив церкви все недвижимое имущество, в т. ч. и крестьян.

Однако очень скоро Екатерина II вынуждена была пойти на попятную. К этому ее побуждали как дворяне, так и сами крестьяне, отказывавшиеся работать на своих прежних владельцев и завалившие правительство своими челобитными. Когда это не помогало, то на помощь им приходила легенда, создание народной фантазии и даже манифесты. Один из таких подложных документов, обещавший раздачу крестьянам всей церковной земли, лишь на полгода опередил действительную секуляризацию церковных вотчин. Даже более того, среди самых высших иерархов находились лица не только разделявшие правительственные взгляды, но и стремившиеся опередить его мероприятия.

В этой обстановке 26 февраля 1764 года и был издан знаменитый указ, по которому все вотчины синодальные, архиерейские, монастырские и церковные были переданы в ведение Коллеги экономии окончательно. Крестьян, населявших секуляризованные вотчины, указ насчитал 910866 душ, в действительности же их было больше миллиона. Вместо всех прежних оброков и сборов крестьяне помимо семигривенного подушного оклада обязывались платить в пользу государства 1,5 рубля с души. Взамен отобранных вотчин государство определило духовенству штатное содержание, а впоследствии, при генеральном межевании, церковные учреждения получили и некоторые земельные наделы.

Так появились крестьяне экономические. Во Владимирской губернии их число достигало 103545 душ мужского пола и 109459 женского. По уездам ополья эти цифры, конечно, были менее значительны. Так, во Владимирском уезде экономических крестьян числилось в 1784 году 37178 человек, в Суздальском 24782, в Юрьев-Польском - 18097 и в Переславль Залесском - 22863 души обоего пола. Однако общая цифра (более ста тысяч человек) говорит о том, что секуляризация в этом районе затронула интересы многих и многих крестьян.

Одновременно с секуляризацией возникла необходимость и определить земельный быт бывших церковных крестьян. В основу этой меры был положен принцип передачи крестьянам всех земель, которые они раньше пахали на владельцев, за исключением лишь тех, которые отстояли далее 20 верст от селений. Этот принцип до конца однако не был проведен вследствие недостатка земли в самих церковных вотчинах, наделением землей монастырских и архиерейских служителей, вписавшихся в крестьяне, и отрезкой земель для дачи в оброк. Недостаток земель мог восполняться арендой как экономических, так и помещичьих земель, а также устраняли путем переселений (на юг, в Поволжье, Крым). В конце 80-х годов экономическим крестьянам было разрешено приобретать земли покупкой. В результате секуляризации получили земельные наделы бобыли и монастырские половники из черносошных крестьян. Передавая землю крестьянам, правительство в особо острых случаях производило переделы земли, чтобы устранить неравномерность в наделах и очень часто уравнивала их. Надо заметить, что Екатерина II никогда не дарила земли экономических крестьян.

Оценива акт секуляризации, следует признать, что это была выдающаяся мера XVIII века. В то же время она затронула столько интересов, что однозначно оценить ее просто невозможно. Например, отбирая земли, правительство обещало взять на себя благотворительность, которая ранее исходила только от церкви. Этим обещанием оно стремилось оправдать свои действия в глазах верующих христиан, однако слова своего не сдержало. Школ для народа не стало больше, а инвалидные дома и богадельни продолжали существовать только в крупных городах и были недоступны для большинства лиц, в них нуждающихся. Поэтому раздавались недовольные голоса не только из духовенства, но и дворян. Последние, впрочем, боялись вслед за освобождением крестьян духовных ведомств и своих собственных. Во-вторых, они надеялись добиться передачи церковных земель в свои руки, хотя бы в аренду. Авторы этих проектов старательно отмечали ухудшение положения экономических крестьян. Это было, конечно, преувеличение, но была и доля истины. Бывшие церковные крестьяне действительно попали в положение людей о которых заботиться было некому. Какой заботы можно было ожидать от чисто бюрократических государственных учреждений. В XVIII веке было заметно и уменьшение запашек у экономических крестьян, но это ведь неизбежно при всякой реформе. Да и как же иначе. Оброк все возрастал, если в начале он был 1,5 руб., то уже в 1768 году он достиг 2 руб. 70 коп., а в 1783 г. - аж 3-х рублей. Это стало причиной даже некоторых волнений, поддержанных духовенством, которое не могло равнодушно относиться к бедам своей паствы.

Вместе с тем, нельзя не признать и выдающуюся роль реформы. Ведь в руках крестьян оставалась большей частью хорошо обработанная ими земля, со своим инвентарем и орудиями.

При цитировании статьи пожалуйста ссылайтесь на www.molitv.net