КАК ПОСТИЛИСЬ В СТАРИНУ

Уклад жизни в Древней Руси во многом отличался от современного, соблюдение церковных традиций находилось на должной высоте во всех слоях общества. В частности, неотъемлемой чертой русского благочестия было обязательное исполнение постов. Ярче всего это проявлялось в дни Великого поста. Пощение в этот период было обставлено особенно строгой системой обрядов и обычаев.

Созиданию и поддержанию духовной атмосферы в жизни народа в значительной мере способствовали различные церковные книги. Так, например, появились сборники поучений, приуроченных к дням Великого поста. Многие из них были взяты из «Златоструя», весьма известной книги Древней Руси, содержащей в себе выбранные места из творений сет. Иоанна Златоуста. Церковь призывала всех говеющих не только покаяться, но и принести обильный плод добрых дел: помочь вдовам и сиротам, помочь монастырям и храмам, подать милостыню, посетить и утешить больных, позаботиться о престарелых и немощных.

Большая часть недель и воскресений Великого поста носили особые календарные названия. Так, первая неделя поста именовалась в летописях чистой или Федоровой. Первое воскресенье поста называлось Сбором, т.к., по традиции, священники в этот день съезжались на ежегодный епархиальный сбор. Четвертая неделя называлась Средокрестной, пятая - Похвальной, шестая носила название Вербницы, Цветной или Цветоносной.

Три главных устава определяли обрядовую жизнь Восточной Церкви: Студийский, т.е. прп. Феодора Студита, бывший в какой-то мере снисходительным; Иерусалимский, или прп. Саввы Освященного, отличавшийся наибольшей строгостью; Афонский, т.е. прп. Афанасия Афонского, своим содержанием напоминавший Студийский.

В Русской Церкви определяющее значение имели два первых устава: сначала - Студийский, затем - Иерусалимский. Замена одного устава другим происходила постепенно, с XIII по XV в. Это обстоятельство внесло разнообразие в практику говения. Русские монастыри пользовались правом придерживаться того или иного устава.

В XVI и XVII веках строгость соблюдения поста на Руси значительно усилилась. В XVII веке эта строгость вошла в русское общество так прочно, что стала как бы составляющей частью самой религиозной жизни народа. Даже иностранцы удивлялись, с каким усердием народ исполнял строгие церковные установления относительно поста. Так, Герберштейн писал, что среди русских «некоторые принимают пищу в воскресенье и в субботу, а в остальные дни воздерживаются от всякой пищи, другие принимают пищу в воскресенье, вторник, четверг и субботу. Также весьма многие довольствуются куском хлеба с водой в понедельник, среду и пятницу».

На первой неделе поста шумная русская столица словно засыпала. Никто без нужды не появлялся на улице. Магазины в первые три дня были закрыты. Все жители не производили ни купли, ни продажи, но неопустительно присутствовали за богослужением. В начале Великого поста стрельцы, по повелению царя, опечатывали все питейные дома, и они оставались закрытыми вплоть до Пасхальной среды.

Царь Алексей Михайлович, царица и их взрослые дети не принимали пищи в первые три дня поста. Они не только усердно посещали церковные службы, но и не опускали домашнее молитвенное правило. Только в среду после Литургии Преждеосвященных Даров царь вкушал сладкий компот и рассылал его боярам. С четверга до субботы он снова оставался без пищи, а в субботу причащался. На первой неделе царь никуда не выходил из дома и никого не принимал. Подобным образом проводили первую неделю и царские вельможи. В течение всего поста, кроме праздника Благовещения, царь ел без масла капусту и грибы. По воскресеньям, вторникам, четвергам и субботам он ел однажды в день. В остальные три дня недели он совсем не вкушал пищи, за исключением каких-либо особых торжеств...

Кроме воздержания в пище церковным уставом предусматривалась усиленная молитва с земными и поясными поклонами. Вообще, поклоны были неотъемлемой частью как церковной, так и домашней молитвы русского человека.

Народ с большой любовью нес подвиг поста. Такое строгое его соблюдение вытекало из внутренней потребности глубоко верующего русского сердца. Внешняя строгость была лишь проявлением сосредоточенности на внутренней жизни, стремления очистить себя от всякой нечистоты для единения с Богом. Поэтому и в рамках строгих церковных установлений русские люди чувствовали себя естественно, свободно и просто.

При цитировании статьи пожалуйста ссылайтесь на www.molitv.net